?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: медицина

Посмотри на себя
rissina

Осталось одно место на парный уикенд.

Группа - это то уникальное мероприятие, где вы на обратной связи получите правду о себе. Конечно, она будет в виде проекции типа: «Я чувствую недоверие, глядя на тебя. Ты прикидываешься нежным цветочком, а сама аж звенишь от внутреннего напряжения. Ты - моя скрытая пружина злости». «Ты слишком правильная. Я чувствую скуку и уныние рядом с тобой. Мне не удивительно, что муж нашел любовницу». «От тебя хочется отодвинуться. Твоя тревожность и резкие движения будят во мне страх». «Ты так общаешься с женщинами, как будто мужчина в тебе сильно обижен. Мне не хотелось бы доказывать постоянно обратное, как твоя жена».

Как часто мы рисуем положительный образ себя, уводя в тень те черты, о которых хотим забыть. А ЭТО выпирает. И ранит другого в контакте. И вам обязательно вернут вытесненную агрессию. И может быть после разрешения себе быть злой и недовольной, на тебя меньше будет кричать и срываться партнер.

Если пришло время восстановить доверие и нежность в вашем партнерстве, приходите посмотреть, чем вы задеваете?

Друзья и родные вам не скажут вам правды, чтобы не портить отношения. Имхо правильно сделают. Лечение без запроса раздражает.

На группу придут те, у кого запрос есть. Это будут отношения равных людей. Откровенное и глубокое общение в течение двух дней для выхода на новый уровень осознанности.

Если вы хотите что-то поменять в отношениях, то пришло время измениться самим. Начать можно с получения нового ракурса на себя благодаря другим участникам.

Д" Артаньян
rissina

Из комментариев:


"Если мужчина недооценивает себя или зная о себе что то (например, страх перед недовольством женщины, сексуальные затруднения и т п), чего он стыдиться, но не может (не хочет) изменить, то сделать женщину богиней, поставить на пьедестал - хороший вариант забыть о своей ущербности. И служить богине не стыдно (не то что обычной женщине) и одобряемо обществом, но женщина что при этом чувствует?

Когда проходит одурманенность от ощущения ценности быть королевой, возникает ощущение использованности и отсутствия права иметь слабости и недостатки. А когда самые смелые все же их себе позволяют, вот тут то и выясняется, что тебя - ту, которая ты есть, даже не видят, так как реакция на её слабости у такого мужчины- полное её отсутствие ( в лучшем случае- ну почудит королева), главное сохранить фантазию.

И, конечно, он ещё гордится тем как он почитает её, сколько он для неё делает, как он любит! Вот только вопрос. Кого"?

Я все думала, от чего защищает мужчину расщепление? Две женщины, например.

- Что ты будешь делать, если они уйдут от тебя?
- Я боюсь, что пойду в разнос.
- Как это?
- Начну вести бездумную жизнь. Без ответственности. Я буду калечить женщин морально.

Получается, его женщины, как дети, повиснув на ногах, держат его от запретных желаний.
Но ведь он хочет мстить себе. Наказать за то, что когда-то обесценил маму. И не простил себе этого. Вытеснил, а злость на себя осталась. Чувство вины, не выраженная ненависть, страх. А женщины, как подпорки, держат эту ракету ярости на земле. Как воздушный шар рвется в небо, а они мешки с песком. Грузила.

Тут много вариантов развития событий.
Первый, самый здоровый на мой взгляд – это распаковать эти состояния, прожить на психотерапии, ну, а дальше посмотреть, чего захочется делать на свободе. А то получается, свобода, как желанна, так и опасна.

Второй вариант, это продолжать удерживать женщин-девочек, чтобы они покрепче держались за него. Иногда конфетка, иногда ласка, но, чтобы не отпускали.

Третий вариант – это вырваться и продолжить неосознанно причинять боль женщине, подключаясь, таким образом, к своей жертвенной части.

Четвертый – это выбрать одну и катализировать свои претензии. Когда 2 женщины, напряжение спадает. Конфликт не доходит до точки кипения. Распыляется.

Пятый – это создать себе взрыв снаружи для самоуничтожения, организуя себе рискованные мероприятия.

Шестой – отыграть смерть через детей. Или через травму/болезнь. Прикоснуться к своей ране снаружи.
Ну и так далее.

Для такого равновесия нужны тяжелые женщины. Вязкие, обидчивые, с плохой проходимостью чувств. Которые больше живут в голове, чем в теле, путая рационализациями себя и мужчину заодно. Тогда в друг друге можно, как в болоте, прятаться до поры до времени.

Рисунок: Дмитрий Шелихов

«Прости, пожалуйста, что пишу тебе это…но»
rissina

Нет. Заберите себе свои извинения обратно. Если вы изначально знаете, что ЭТО будет мне неудобно, неприятно и при этом продолжаете ЭТО делать, не рассчитывайте на мою лояльность.
Извиняясь, вы снимаете с себя ответственность за свои действия. Точнее пытаетесь. Это же и есть проблема, с которой вы ко мне обратились. Нежелание платить за свои выборы. И вы наблюдаете те результаты, которые вас не устраивают. Иначе бы мы не встретились.

И это про «поиметь бесплатно». Мимоходом. На халяву. Надо ли вам говорить, что не стоит тогда удивляться, что тебя имеют на работе. И мужчина почему-то 5-й год не женится на тебе. Начальник и мужчина знают, что это они решают, КАК с тобой можно, но не ты. Ведь ты не знаешь, где твои границы. А на психотерапии мы их находим. И важно уметь ждать часа встречи и только тогда делиться со мной новостями, своими переживаниями и догадками.

Одна девушка хотела прийти ко мне терапию, а потом решила поберечь деньги. Так и сказала. И появилась под соусом дружбы. Только вот мои подруги так себя не вели в начале знакомства. Насколько помню, они начали общение не со списка жалоб про больного ребенка и мужика, который изменяет. Нет, совсем не с этого они начали.

Жалуетесь на хитрость и подлость со стороны других? Кинули? Удивительно. Странно, что вы не видите своего такого же поведения. Если начнете видеть, то и вас уже не получится запрягать лишний раз. Вы будете четко знать, что хотите, что готовы отдать за желаемое, а где сказать «нет».

Поэтому. Не надо мне рассказывать свои истории в личку. Серьёзно. Хотите ответ на своей вопрос: «Может он больной»? Приходите на консультацию. Платите. Поищем и залечим вашу душевную хромоту.. Ну, или продолжайте действовать в своем режиме. Спотыкайтесь дальше в своих отношениях с миром. Это ваш выбор.
«Я думала, мы еще внутри той сессии».

Мило. Но это же абсурд. Та сессия закончилась на прошлой неделе. Может тебе и мужчина уже что-то такое говорит и делает, а ты все думаешь, что он тебя любит. Живешь прошлым. Ну, просто так приятнее, чем обнаружить, что отношения закончились. Ведь не замечать очевидное стало твоей привычкой. Что тогда удивляться, если находишь себя раз за разом в яме разочарований?

Каждый человек видит свой сон. Некую реальность, в которой ему удобно, уютно, но она нарисованная. Больно становится тогда, когда в шортах выходишь на мороз. Ощущения тела сообщают, что возможно ты где-то ошибся. Что может быть пора открыть глаза на календарь.

Когда человек учится честно говорить о том, что ему нужно и платить за возможность получить желаемое, тогда жизнь становится яснее. Так что в свое свободное от работы время я не хочу слушать о ваших проблемах, уважаемые клиенты и читатели.

Если вас что-то беспокоит, мучает, пишите и договоримся о встрече. Ваше отношение к вашим трудностям – это первый шаг к вашему душевному равновесию. Уважаете свое состояние? И другие тогда будут уважать.
Тогда, глядишь, и сами будете задумываться, когда и кому, что дать, чтобы потом не обижаться на того, кто взял.

Суть психотерапии
rissina

Мне кажется, что суть психотерапии - это возвращение адекватных отношений со страхом. Не избавление от них, а согласие их проживать. Тогда не будет панических атак и разбитых голов на скорости 200 км в час.
Ни одно животное не полезет на американские горки. Только человек смотрит ужастики и рискует, чтобы пощекотать, разогреть свои онемевшие нервы.

Проще говоря, терапия постепенно учит бояться и не умирать при этом. В основном, что я вижу. Люди так бояться испытывать страх, что теряют к нему чувствительность. И это анестезия - чудесная защита от стыда. Этакая колба "я в порядке". Надежная защита от разочарований в себе.

Так вот про страх. Если к нему нет доступа, то человек эмоционально туп. И не только эмоционально, увы. Такие данные очень мешает строить межличностные отношения.

Тема подчинения многими воспринимается, как унизительная. Само слово "смирение" у таких людей вызывает негодование. Протест. Это значит, что человек не доразвился. Так тяжело признать свою малость, что сил на рост дальше уже нет.

Еще мое наблюдение, чем громче человек заявляет о своей зрелости и о том, что не потерпит более рядом с собой инфантильных мудаков, тем больше там заблуждений на свой счёт. Та самая колба иллюзий о себе прекрасном, нарциссическая травма или как угодно это можно назвать. Так страшно посмотреть на себя, что проще придумать образ и жить в нём.

Тот, кто разрешает себе бояться. Ну хоть чуточку. Иногда. Хотя бы час в неделю на терапии. Для начала  😊 Тот выходит в мир из своего глухого танка. Смиряется. Находит свои границы.

Высокомерие - это защитная реакция робкой души, которая всеми силами старается не выдать своего стыда за свои несовершенства.

Та женщина, которая не боится своего мужчины, бесчувственна. Хотя бы иногда опять же  😊 она не осознает его силы. И своей слабости. Своей нежности и уязвимости. Тогда женщина конкурирует с мужчиной, не желая ему подчиняться.

Один мой клиент описывал свои отношения с женой так: "Мы сталкиваемся с треском, как бильярдные шары. Она не лунка, чтобы принимать меня. Она стучится об меня, борется со мной".

И это поведение идет от отношений с мамами. Если мама холодная, критикующая, то ребенок сжимается в комок от страха. Затвердевает. Дуреет. Лишается чувств, чтобы избегать боли. А потом две таких планеты встречаются. У каждой из них есть запрет на страх, а значит, нет адекватного проживания этого чувства. Нет осознания своих границ и четкости желаний. Все замутнено. Чтобы проще было смотреть на то, что на самом деле очень ранит. И тогда тема про уступить другому не приживается. Там два правых человека, которые хотят жить и сохранить свою неприкосновенность. То есть хотят невозможного. А предложение сдаться вызвает волну возмущения.

Мария Романчук "Самое интересное, что на эту тему слова в Библии тоже вызывают подобную реакцию (я ни в одном глазу не маньяк-проповедник). Там есть "убоится жена мужа своего" и "возлюбит муж жену свою как Христос церковь свою". Смысл, мне кажется, очень созвучен тому, что ты пишешь, если не оставаться только на уровне лексического значения слов".
Спасибо за этот комментарий. Недавно дочка, глядя на мой кинжал на стене, сказала: "Я боюсь. Я боюсь, что ты в гневе убьешь меня".

Сначала меня вынесло. "Так не должно быть! Бедный ребёнок. Что я за мать, раз она такое говорит"?
А потом успокоилась. И порадовалась. Рита осознает свой страх. И она правда маленькая и беззащитная передо мной.

Каждый человек - это союз любви и ненависти в одном. Только признание всех вариантов взаимодействия выводит нас из тьмы. Из потенциальных аффектов. От убийства, пусть и метафорического.
Спустя какое-то время я стала проще реагировать на дочкин страх. И отвечаю: "Да, я могу злиться. Быть строгой. И решать во сколько тебе ложиться спать, а твоё дело - подчиняться мне. Надеяться на мою мудрость. И верить в мою любовь".

А тому клиенту мой поклон и бесконечное спасибо. Помню был на погружении момент. Речь шла о том, что его сын вызывает злость своим соревновательным поведением. Он поставил на отца свою ножку и сказал, что сильнее его. Клиент пережил гнев. Я встала и легонько наступила своей ногой на ногу клиента. Я сама испытала ужас. Я понимала, что дико рискую. Он же может психануть. Переломает мне ноги со злости. Я спросила, что он сам чувствует. Да, он бесился. Я не смогла дальше продолжать эксперимент. Слишком страшно для меня.

Дать своему ребёнку превзойти себя - это и есть любить его. Сказать, конечно, малыш. Ты очень сильный. Весь в папу. И еще круче. Я горжусь тобой. И покорюсь твоей маленькой ножке. Не от страха, а из нежности к тебе, которая доступна только в комплекте со всеми остальными чувствами.

«Ты ненавидишь меня»
rissina

Не хотелось писать пост на эту тему. Но тема варится весь декабрь. И вчера был маячок, сегодня письмо получила. Наверно пора и это из себя выгрузить, чтобы идти дальше полегче.

Итак, сообщение на почту после блокировки: «Ты ненавидишь меня, потому что я твоя тень, которую ты не принимаешь. Я ненавижу тебя также, по тем же причинам. Хотя эта ненависть иногда с эрекцией, что в общем-то занимательно»

Я смотрю на фото адресата. Рыхлая кожа лица. Черные очки. Пол головы спрятано за фотоаппаратом. Снова обращаю внимание на неровную кожу. Так бывает у людей, который страдали угревой сыпью. У них остаются неровные бороздки на коже или как кратеры, у луны. Это про стыд. Неровное отношение к себе. И тогда неровные, рваные отношения с другими.

Как часто это было в моей жизни. Сейчас пишу текст и кажется, что не осилю. Тяжелая тема. Объемная. Кажется, что неподъемная. Но ладно.

Вернувшись с последней поэтической Мистерии, наполненная ненавистью, я пошла погружаться. Меня вдохновила на том вечере дама преклонных лет, которая оторвана от реальности. Живет в чудо-иллюзиях. В общем, попала она мне в самое неприятное место, где я пряталась от реальности. Так еще к этому и зависть прибавилась. У нее то работает! Позитивное мышление. У нее получилось отгородиться от мира и остаться живой! Точнее отгородиться от смерти, не проживая. А у меня не не получается. Старушка сохранила тело, а я себя «догрызла» до больницы.

Три часа с полуночи до трех часов ночи я путешествовала по своему детству. Если вернуться к утреннему посланию в почту про тень и ненависть, то это перевертыш. Я испытывала к маме сексуальное влечение и ненавидела себя за это. С подобным отношением к папе, мне удалось разобраться быстро. То ли у папы меньше блоков с сексуальностью. То ли …Короче, я не знаю. Но просто в какой-то момент психотерапии, я коснулась этого места – влечения девочки к отцу. И такое отношение к папе было легче позволить, чем в мамину сторону. Там дверь была открыта.

А вот за желание к маме, я себя видимо изрядно дубасила. С младенческих времен. Не буду в подробностях описывать процесс погружения сейчас. Но суть такая, что я стремилась к маме. И при этом чувствовала отвращение к ее телу. Меня тошнило на погружении. Я просто проживала это. А потом, за этим отторжением и неприятием, я обнаружила море нежности. Теплой, солнечной чувственности. Мама мне казалась такой красивой. Такой естественной. Я боялась своих чувств, опасалась навредить ей, и прятала маму от себя за стеной обесценивания. Защищала ее своей ненавистью. Как бы это парадоксально не звучало.

На погружении я дошла до того момента, когда дверь в спальню родителей оказалась для меня заперта. И тут я разъярилась. Меня не пускают! Я что плохая? Я пообещала себе таки попасть в их постель любой ценой. Я хотела их любви и не была готова принять отказ. Занять место дочери. Полагаю, этот сценарий залечь в групповом блаженстве под одеяло, отразился в спутанности связей. Всегда в отношениях был кто-то третий. То я любила кого-то, не расставшись внутри до конца, и входила в новые отношения с мужчиной. То у мужчины были незакрытые двери с предыдущими. Короче, вечная неразбериха и третьи лица.

Я тогда не подчинилась указу родителей, что у меня своя кроватка и своя жизнь. С игрушками и прыгалками. Я сказала себе, что все это чушь и скукота. Настоящая жизнь, полная вкусов и наслаждения ТАМ. В сексе. В родительской спальне, залитой светом и теплом. Я соблазняла их по отдельности. И корила себя за это многократное предательство. И я была фанатично настойчива в своих действиях. Прямо точно, как этот многократно блокируемый мужчина. Он то думает, что я его ненавижу. А для меня он, как мешающий назойливый человек, который не может занять себя чем-то интересным в своей жизни и лезет в мою.

То есть значимость его действий в его фантазиях в отношении меня сильно преувеличена. Точно также маленькая я, добиваясь своих успехов – поспать в маминой кровати, чувствовала себя победительницей и в то же время греховной, мерзкой. Грязной. Ведь чем дольше мне удавалось просидеть у папы на коленях, тем сильнее я себя внутри наказывала за это. Я крала у мамы папу, наслаждаясь его объятьями.


Внутри меня поселилось несколько спорящих Маш, каждая из которых, боролась за свое. Это про то самое и хочется, и колется.

С мамой все обстояло несколько сложнее по моим ощущениям. Папа охотно отдавал мне чувственную ласку. Он меня мыл, брал на руки, играл, гулял. Смело шел в это и получал удовольствие. Кайфовал от меня. Маме похоже все это давалось труднее. Или так мне казалось. Она вероятно делала тоже самое, но не признавалась, что и ЕЙ это тоже надо. Так возможно и появилась моя вина. Моя безответственная чувственность. И страх признать удовольствие в том, что я желаю и делаю.

В общем, вся эта «ненависть с эрекцией в штанах» из письма мне напоминает о рамках. Раз за разом, я отчаивалась получить маму полностью в свое владение. Кажется, с 3-х лет я спала с ней. У меня был диатез. Я раздирала в кровь руки и ноги. Мама бинтовала меня. И ночью должна была следить за тем, чтобы я не чесалась. Такое замысловатое взаимодействие.

Все наверно знают, что в зуде скрыто и удовольствие. Некоторое чувственное переживание, смешанное с дискомфортом и болью. И так бывало сложно остановиться. Если расчешешь комариный укус в детстве. Я не знаю, как в норме должна развиваться сексуальность у девочки. Могу знать только, как она развивалась у меня. Точнее узнавать.

Полагаю, тут и мамино было влияние. Ей видимо тоже нужно было принять аспекты своих вытесненных сексуальных переживаний в детстве. Через мое тело. Тут гадать можно до бесконечности и находить все новые шокирующие меня сначала подробности.

Так вот в ненависти тоже много энергии. И если человек не разрешает себе любить, то ненавидеть проще на первый взгляд "дешевле", удобнее. Любовь нежна и уязвима. Ненависть сильна и разрушительна. Это те самые способы передачи чувственности, которыми мы можем взаимодействовать друг с другом. Убирать что-либо я бы не стала. И любовь, и ненависть – важные и естественные потоки. Заминку вижу в проблеме дать свободу какому-либо чувству, и тогда идет подмена. Если я запрещаю себе ненавидеть (боюсь быть сильной и разрушительной), то я пакую этот яд в «любовь» и несу другому. Тогда яд вместо лекарства, может стать смертью. Дозировка то не ясна. Если я запрещаю себе любить (боюсь быть слабой и уязвимой), то я пакую свое состояние в ненависть. Проблема именно в диссонансе, в несоответствии формы и содержания. В не конгруэнтности переживания.

У меня есть фото с 1 сентября. Странное лицо. Тогда уже я пришла в более менее норму. А в августе был эпизод того же года, когда я ВСЯ покрылась струпьями. Я была комком боли, вся зудела, облезала. Я ослепла на несколько дней, потому что мои глаза вспузырились. Поверхность белка была, как пена в ванне. Меня вели за руку к врачу. Я шла с закрытыми глазами. Я поняла, что такое быть слепой. Беспомощной. Уродливой. Каста неприкасаемых. Тогда мама легла в больницу. И мы остались вдвоем с братом и с папой дома. Я не знаю, не помню точно, что такого случилось. Но мое тело взорвалось. Может быть позже, я донырну и до причин этого обострения. Аж похолодело в спине при мыслях об этом, но ничего. Я могу это пережить. Увидеть то, от чего я ослепла тогда. В 7 лет. На что же я не хотела смотреть.

И снова к ненависти. Вытесненной. Я вспоминаю слова человека, с которым встречалась 3 года назад. «Я люблю тебя, и мне так тяжело видеть, переносить твою ненависть». Я стою. Я обескуражена заявлением. И ловлю себя на том, что я не чувствую ненависти прямо сейчас. Я переживаю горе и отчаяние из-за того, что мы не можем прийти к пониманию. Мне кажется, что он не слышит меня. Я чувствую себя слабой и уязвимой из-за ревности. В очередной раз стычка из-за очередной подруги. Я злилась 15 минут назад. Это было. А сейчас состояние мое другое, а он как будто застрял там. И греется у этого огня, говоря про ненависть. И я с ужасом вижу на его лице удовольствие и страх одновременно.

Через 10 минут я уже сижу на диване в отупении, все тело потеряло энергию, я в апатии. Я вижу бесполезность наших диалогов и повторяемость ситуаций. А он все еще ТАМ. Качается на ненависти. Не хочет отпускать себя из этого горящего кольца. А его уже нет! У меня нет. Я перегорела. Но он завороженно повторяет «как ты меня ненавидишь». Снова и снова касаясь этого переживания и не желая его отпускать. «Я боюсь тебя». Ну бойся, говорю. И ухожу на кухню. Мне становится все равно. Он получил доступ к комнате с бессилием, страхом, к тому, что нас делает более человечными. Живыми. Но чтобы там оказаться, нужна я, которая его ненавидит снаружи.

Я много лет интуитивно пыталась сменить способ взаимодействия. Прежде всего, для себя определять, что сейчас со мной. Я испытываю нежность и расположение, или ненависть и отвращение. Или я подменяю понятия, чтобы спрятаться от невыносимых реальных переживаний. Когда-то в отчаянии получить маминой любви столько, сколько мне хотелось, я решила ее ненавидеть. Точно, как мужчина, который не способен получить расположение женщины, ее обесценивает, чтобы легче было пережить потерю. Но разве это помогает? Потребность в человеке не уходит, а такой презирающий подход рушит все возможности наладить контакт. И тогда человек разрушает сам себя. От невозможности решить этот раздирающий изнутри конфликт, который переносится наружу.

Цитата из письма «Хотя эта ненависть иногда с эрекцией, что в общем-то занимательно». Человек привыкает к этому динамиту внутри. Такая бомба своим накалом приятно свербит внутренности. Правда, можно увлечься и не заметить, как эта забава превратится в рак. Но риск привычное дело для таких людей, которые ходят по краю своих переживаний, не погружаясь в них до конца. Игры разума. Игры со смертью. Любые игры, как уход от реальности.

Это перестает быть занимательно в какое-то время. Так случилось и со мной. Я не верю, что травму можно исцелить полностью и сразу. Ее можно узнать, погладить, заботиться о себе. Это шрам. Метка. Это часть структуры моей личности. Некий крен, который со временем может менять угол наклона.

Я вижу, какие люди приходят в мою жизнь. Какие притягиваются на этот звон колокольчика у меня внутри. Кто-то мне пишет, что меня любит. Некоторые даже обожают. Потом я вижу, как меня удаляют из друзей. Пишут, как ненавидят. Я перестала сильно переживать по этому поводу. Это этап моей трансформации. Это эра моей переменчивой, нестабильной мамы. Моего соединения с такой непростой внутренней женщиной. Моих попыток прорваться к ней. Удержать ее в том качестве, в котором мне комфортно быть с ней. Обнаружение невозможности этого.

Столкновение с тем, что ей тяжело видеть во мне свою девочку. Ее страх. Мое горе быть отвергнутой.
Во всем этом я постепенно разбираюсь, снова и снова обнаруживая новые комнаты в этом странном замке. Там много ресурса, принятия, нежности, тепла, света, ласки. Это большое здание, по которому я хожу и знакомлюсь со всеми уголками своей души. Да, есть такой колокольчик. И он звенит для тех, кто хочет тоже узнать о себе то, что так страшно увидеть. Как и мне. Я оставляю рядом с собой тех, кто готов смотреть вместе со мной в это, а не пытаться меня уничтожить за знакомый звон колокольчика.

Хожу по комнатам. Подбираю код, прислонившись ухом к двери. Щелкает. Я захожу, снимаю себя маленькую страдалицу, распятую за грех – желание трогать голую маму. Целую ее глупышку в лоб. Говорю ей, конечно, ведь мама такая красивая. И любимая. Конечно, ее хочется обнимать. Прислоняться к ней, прижиматься, вдыхать ее запах. И чувствовать. Чувствовать себя такой защищенной и счастливой.

Тебе можно. Правда. Целую ее ладошки, там, где раны от гвоздей. Потом глаза, которые полны вины и слёз. Глажу по волосам. Она пока еще гордая откидывает мою руку. Привыкла там мучиться за идею, которую сама придумала, а потом и распяла себя же. А потом плачет, утыкаясь мне в плечо. Такая маленькая глупышка, полная любви, которую зачем-то выпускала из себя по капле крови. Через насилие над собой.

Я ей говорю, что не обязательно пробивать себе тело, чтобы другие увидели, как ты к ним относишься. Относись сама. Выдерживай свое чувство. Признавай. Носи в себе. Относись, не возносясь над теми, кого любишь. Это не обязательно должно быть затейно и занимательно. Люби просто. Как есть. Будь.

Как это работает?
rissina
Вопрос про то, как лечится травма покинутости, вдохновил меня лишний раз задуматься про психотерапию. Для меня психологическая помощь – это практика принятия. Принцип достаточно прост. В каком-то смысле клиент оплачивает приёмного родителя. Это вовсе не значит, что оплатив сессию можно делать все, что угодно и ожидать той самой идеальной безусловной любви. Но вот достаточно большую дозу терпения, понимания и интереса к себе, клиент обычно получает. Не каждая сессия требует баюкания, иногда это фрустрация клиента, когда у меня есть интуитивное видение, что это своевременно.

Почему обычные отношения не могут (или не всегда могут) вылечить травму отвержения? Да, замучаешься прощать постоянные проверки «на любовь» со стороны сомневающегося в себе человека. Один или много раз его предали близкие люди. С чего бы ему быть добрым, открытым и адекватным? Так то это понятно всё. Вот, мол, ее мама не долюбила, а с ним папа был жесток, но когда из раза в раз вы столкнетесь с обесцениванием в самых разных видах, то, в конце концов, (или даже очень скоро) захочется избавиться от роли няньки для такого взрослого. Да, его рану уважаешь, но какого черта в свободное от работы время терпеть загоны и капризы в больших количествах? Порой именно количество конфликтов «рвет» отношения. Или они засыхают на почве взаимной закрытости и отсутствия обмена чувствами, мыслями, приятными поступками.

И чем тяжелее рана, чем она глубже, тем изощреннее такой травматик «мстит»  родителям через партнера. Суть его поведения такова: «прими меня в любом виде, докажи свою любовь». А поскольку партнеры обычно выбирают себе любимых с примерно одинаковой тяжестью ранения, то получается, что встречаются два измученных нарзаном человека и требуют друг друга взять на ручки. Причем, ручки у них двоих слабые и детские, нет там силы кого-то нести к светлому будущему. Себя бы поднять на ноги. Рано или поздно наступает разочарование, а затем ищется новый партнер. Как вы понимаете, такая история может продолжаться до бесконечности, потому что если была проблема с доверием и принятием, то отношения рано или поздно трескаются от перегрузки ожиданий друг от друга. Нет этого добра в достаточной степени. Ни в первом, ни во втором участнике. Есть много злости и детских обид.

Что происходит при взаимодействии с психологом.
Эти отношения, в отличие от спонтанных межличностных, начинаются с договоренностей, что делает эту связь более безопасной. Постепенно, встреча за встречей, устанавливаются доверительные отношения. Появляется благоприятный опыт - "меня любят" (теорий в книжках полно, это не очень помогает). Позволяются слезы, слабость, несовершенство. Что-то внутри смягчается. Тут важно именно прочувствовать, прожить эти отношения.

Да, также как и в личных, в терапевтических отношениях порой начинаются проверки. Клиент пытается подвинуть границы (опаздывает или задерживается на сессиях), провоцирует на конфликт – «бросьте меня» (чтобы отыграть травму отвержения), разочаровывается в профессионализме, обвиняет в том, что «вы со мной только из-за денег». Или «я как зашла, сразу поняла, что в этой комнате я лишняя». Или не особо идет на контакт, сам отвергает, «пусть догадается сама».

Клиент использует различные тактики. Может молчать, грубить, льстить, угрожать, манипулировать. В общем, вытворяет все свои чудеса, которые мешают ему выстраивать отношения с другими людьми. И вот это и есть важные моменты – принять человека с его ранами, которые рулят вот таким поведением. Поскольку время общения ограничено и оплачено  - это создает некоторые рамки для такого, порой, непростого взаимодействия.

Таким образом, кирпичик за кирпичиком выстраивается новое здание. Клиент пробует себя, видит, что старые модели общения не слишком удачны для выстраивания отношений. Пробует новые. Сомневается, злится, раздражается. Радуется успехам и своим открытиям. Начинает больше уважать других (это идет через психолога) и автоматически это чувство переносит на себя. Все больше принимает себя, поскольку рассказанное им перестает тяготить и казаться разделяющей стеной между клиентом и другими людьми. Стыд принимается, вина принимается, агрессия принимается, ложь принимается. Мне столько можно, спрашивает клиент? Ровно столько, сколько могу выдержать я.

Плата за прием дает понимание, что никто тебе ничего не должен просто так в этой жизни. Ровно, как и ты кому-то. Могут дать подарок, а если не дают, купи сам себе, пожалуйста, то, что хочется. Укрепляются границы, уже спокойнее говорится «нет» другим в случае нежелания что-то делать. Громче говорится жизни «да», потому что благодаря налаженному контакту с собой появляются четкие желания, за которые теперь уже есть ресурс нести ответственность в полной мере. Появляется вера в свои силы. Это и есть процесс восстановления доверия к миру при помощи психотерапии.

Я помогу тебе тем, что не помогу
rissina
верь в себя
Вот когда начинается вот это: «а мой прежний психолог так не делал…»

Да, прежний был всегде был хорошим и приятным, а я вот иногда плохая и делаю больно? Кто знает, возможно, именно за признанием своего права на «плохость» ты и пришел ко мне? Не совсем я по учебнику, что уж тут говорить. Поэтому на меня нельзя опереться, невозможно ориентироваться и как-то странно мне подражать, раз я такая неправильная и порой ругаюсь матом.

Понимаю, как неприятно, когда нет возможности поставить меня на пьедестал такую корявенькую. И как слепо верить мне, если я сама постоянно сомневаюсь во всем?

Да, тебе приходится брать все в свои руки, поскольку мои способности явно не так мускулисты, чтобы нести в процессе двоих. Идти рядом – это, пожалуйста!

Требовать изволите направление показать? Ха! Да, я сама еще та скандалистка. Я приму то, что ты можешь требовать. Наезжать будешь? Давай! Давай уже прояви свой гнев, чтобы прокачать свои чувства. Ты теперь испытываешь радость? Отлично, я тоже радуюсь твоей детской непосредственности и спонтанности. Посмотри, как быстро ты можешь менять свой эмоциональный тон, не застревая на недели в черной или серой полосе.

Смейся, плачь, радуйся и огорчайся. Просто будь собой. И, пожалуйста, не надо стараться быть для меня «хронически хорошим». Это скучно, хотя и спокойно. Будь живым, настоящим. Я вполне могу выдержать перепады твоих состояний.

Если ты сегодня врешь, ври. Это тоже не моя проблема. Обманывай меня ровно столько, сколько ты хочешь обманывать себя, делая вид, что ты прилагаешь все усилия, а процесс почему-то застопорился. Хочешь играть, так я тебе подыграю. Обижаться и разочаровываться? Да, на здоровье. Дай угадаю, что точно также ты обижен на жизнь. Она не пришла до сих пор и не попросила прощения у тебя такого гордого? Представь себе, мне тоже не очень хочется оправдываться. Вот не лежит к этому душа, и делать я этого не буду. Я лучше тебе скажу это всё, а ты сам принимай решение, что делать дальше.


Я помогу тебе тем, что не помогу. Ты же сам видишь, пора искать новые пути взаимодействия. Привычные модели заигрывания с жизнью не работают. Я верю в тебя, и знаю, что ты справишься. Я буду рядом.

доступ к чувствам или доверие к себе
rissina
ромашка
Человек, который наладил связь с собой,  имеет искренние отношения с окружающими.

Что такое рационализация? Это защита от чувствования. «Погоди, я тебе сейчас все объясню. Почему я не делаю этого, хотя обещала/обещал», «Я не могу быть счастливым, потому что», «Меня не берут на работу из-за».

К примеру:
Мама: «Курить вредно! Я хочу, чтобы ты избавился от этой привычки к твоему 30-ю».
Сын: «Хорошо, мама. Я постараюсь».
При этом понятно, что глагол «постараться» - это вообще ни о чем. И требовать бросить курить от взрослого человека – это тоже странно.

Так вот. Если чувство вины перед мамой не будет осознаваться, то оно будет руководить в стрессовый момент при разговоре. Слова будут расходиться с действием, что порождает очередную ссору. Чувство вины будет постоянно конкурировать с желанием покурить. И вот, пожалуйста, внутренний конфликт готов. Но сигареты – это семечки. Другое дело, «Я люблю их обоих, не могу выбрать», «Я ее люблю, но никогда жену не оставлю». В таких ситуациях помогает способ «заглянуть в себя». Что на самом деле держит рядом с женой? Что ты любишь в этих двоих мужчинах?

Контакт с собой позволяет есть, когда голодно, а не когда тревожно. Пить алкоголь, когда хочется, а не когда тоскливо. Покупать предметов ровно столько, сколько нужно, а не для того, чтобы заполнить пустоту недоверия к себе. Работать потому, что нравится, а не потому, что остановиться страшно и нужно себя занять бурной деятельностью во что бы то ни стало.

Повернуться к себе особенно хорошо получается на группе. Правда, сначала действуют старые привычки:
- Что ты чувствуешь, когда Юля повышает голос на тебя?
- Мне кажется, ей надо принять валерьянку.
Вы слышали про такое чувство «Ейнадо»?

Или
- Что ты сейчас чувствуешь?
- А что я должен чувствовать?

Прячутся наши желания. Потому что как только они появятся, встанут перед нами  с расправленными плечами, с ними что-то нужно будет делать, реализовывать. А ведь может и не получится. Это риск, да.  Другое дело, слегка подмануть себя. Уйти от своего внутреннего ответа, заменить потребность фальшивкой – это можно контролировать. Свои чувства контролировать невозможно. И за них придется отвечать действием. А это уже совсем другая история про осознанную жизнь. Это сказать: «Мама, я очень тебя люблю. Еще мне нравится курить. Пока мне нужна эта привычка. Пусть я слаб в этом, но я знаю, что мне нужно. И я не хочу, чтобы ты давила на меня. Я уважаю твое беспокойство. Твоя жизнь – это твоя жизнь, моя – это моя. Я готов выслушать о твоей тревоге, но не готов ее тушить отказом от своей «дурной» привычки».

Приглашаю на группу, где можно потренироваться говорить о своих чувствах и понаблюдать, как это делают другие. Степень откровенности регулируют сами участники.

Запись и вопросы:
concept.sna@gmail.com
8 916 547 08 02

Сепарация от страданий
rissina
Цель психотерапии в том, чтобы страдания потеряли сакральный смысл. Такой мощный заряд и подпитку, оправдание и объяснение всему, что происходит. Психотерапия помогает выявить выгоду от бытия «праведной жертвы» и взять ответственность за свою жизнь, тем самым, избавляя от зависимостей и созависимостей.

Как вариант, можно нести крест одинокой мамы, которая «всю жизнь положила». И теперь ее жизнь, «положатую» на плечи сына или дочери, приходится нести, скрепя зубами и нервами. Что я должен своим родителям? Спроси других участников на кругу.

Лишь бы не страдать по делу - неожиданно страдать в связи со своими выборами и поступками. А страдать с гарантиями, с благородным подтекстом – это намного безопаснее и привычнее, чем откинуть все эти рационализации, «сейчас я вам подробно объясню, почему я не могу получить желаемое». Выкинуть этот спасательный круг. А потом сделать, наконец, что-то уже настоящее. Рискнуть, отдать эти чертовы ножницы владельцу, освободив руки.

Можно страдать по-настоящему, за свое, здесь и сейчас. За свои решения, ошибки, чтобы развиваться и идти дальше. А можно просто страдать. В пустую, ничего не предпринимая, просто жалеть себя. За нехватку любви родителей, за установки рода, что «жизнь тяжела» и т.д. Пенять на партнера, на правительство, на соседей – искать причину недовольства где угодно, но только не в себе.


Nicholas Scarpinato