Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Сгущаю краски


Отодвинуть дела, чтобы написать пост. Отодвинуть, что угодно, чтобы вернуться к себе. Не поехать, куда собиралась. Пусть все рушится, раз падает.
Руки дрожат, тревога, в теле тяжесть. Я умираю. Мои надежды тоже. Меня выкручивает. Выжимает. В голове стучит тихая фраза: «Если у тебя что-то изменится, скажи мне. Я билеты взял». Я снова не знаю, что будет дальше. Еще вчера знала, а теперь нет. Я лишилась опоры. Земля ушла из-под ног. Я говорю. У меня изменилось.
Намерение определяет отношение. Неужели мы и правда в самом начале знаем, чем это закончится?
Я в последнее время перестала идти на контакт с людьми, которые мне говорят о страхе передо мной. Ушло чувство вины за то, что я могу ответить жестко. Пришло понимание, что это проекция. То есть человек предполагает, не осознает, но догадывается, что может сделать мне гадость, и зная меня, опасается за свою сохранность. И я никого больше не переубеждаю, не успокаиваю, не заманиваю. Если есть опасение, значит, есть намерение. Я верю на слово.
Жадность. Вот, что губит живость. Вспоминаю недавний рассказ клиентки о неудачном сексе. «Ну, раз уж встретились, то ладно. Можно попробовать». Но ведь с таким настроем разве может получится что-то приятное? И остается чувство гадливости и разочарования. Это про доесть всё, что есть в тарелки, раз уж лежит.
Да, ты тогда себя не услышала. Не ушла после кино. Зачем-то осталась. Он был жалким? Он не отпускал и просил побыть с ним? Кого же ты с ним оставила? Два фантома. Он не существует для тебя, как желанный мужчина, а ты для него как желающая женщина. Контакт двух мертвых не может давать радость.
- Я не верю тому, что он говорит
- А он делает то, что обещал? Ты бежишь от этой правды, как он от своей. Вы помогаете друг другу прятаться от жизни.

Когда из отношений уходит легкость и радость, посмотрите, где вы себя обманули. В чем обманули другого? Это шанс возродить погасший костер. Раздуть спрятанный конфликт и снова возродиться. Или присыпать пеплом. Сделать вид, что не заметили. И вот с каждым часом все остывает. Все холодеет. Застывает. После точки невозврата снова ожить не получиться. У всего есть конец.
- Он говорит, что я сгущаю краски.
- Может он прав, но похоже сам он слишком разбавляет водой реальность. Размазывает контуры, чтобы не раниться о них.
- Ты думаешь, когда он станет более четким сам, я перестану искать подвох?
- Мне кажется, это очевидным. Не бывает дыма без огня. С мутными мужчинами мутит.

Согласиться умирать тогда, когда пришло время. Даже несмотря на то, что планы запланированы. А нет желания. Нет стремления. Пропало доверие. Кто тогда будет встречаться?
С чувствами всё просто, поэтому фатально. Там зона «хочешь или нет». Это невозможно объяснить, но в какой-то момент ложь превращается в точку, которая будет со временем только разрастаться. И между людьми возникает подушка безопасности. Матрас terra incognito. Неизвестность, которую не хотят трогать двое, чтобы сохранить дистанцию.
- На что ты обиделась? Почему молчишь и грустишь?
- Неважно.

И вот он первый чирк лопатой. Скоро эта яма станет глубоким рвом между двоими. Кто захочет докричаться, тот попробует. Но если есть желание у двоих оставаться невидимками, то этот ров будет копаться с двух сторон. Так безопаснее. Так дальше друг от друга. Там проще сохранить образ себя, но не себя.
Там одиноко, но спокойно. Можно мечтать, не сталкиваясь с реальностью. Это не так больно, как получить анализы на руки с четкими цифрами. Бумажку, на которой черным по белому будет написано «с тобой что-то не так». Там нет страха. В этой удивительной придуманной стране.
А что до женщин, которые не готовы быть жестокими. Быть безжалостными в правде своего чувства, так это хитрость. Он не умрет прежним с тобой, не перейдет на другой этап. Не станет мужчиной, который тебе самой так нужен. И ты так и останешься девочкой, который не готова быть побежденной, раз не можешь повергнуть другого.
Как страшно нарушать договоренности. Такие умиротворяющие, стабильные, теплые планы. Там так уютно. Как страшно быть собой несмотря ни на что. Как страшно терять, едва получив. Как хочется держать ценность, даже если пришла пора отдать.
Я не знаю. Я не знаю, что нужно сделать другому, чтобы восстановилась связь после того удара лопатой в нашу общую землю. Я могу только стоять и признавать яму. Сырость моего состояния. Перемену настроения. Быть честной с собой и не натягивать на себя улыбку тогда, когда мне хочется плакать. Бояться, когда страшно. Допускать непонимание происходящего. И верить в то, что раз так есть, значит, так нужно. Как бы не было это больно. Неожиданно. И ничего не делать. Молчать, когда не знаю, что сказать. Столько минут, часов, дней, сколько потребуется.
Он не выдерживает накала тишины? Тревоги смерти? Так что ж. Этот не тот, за кем ты пойдешь на всё. Жди. Он либо родится, либо нет. Ограждая его от боли, ты делаешь его слабее. А себя больше, чем он.
Я слышу ее фразу: «А его нет! С кем я жила 20 лет? Я вижу другого мужчину, у которого вторая женщина уже четвертый год. На параллели со мной. Кто со мной живет?!»
- А кто ты? Ты разве живешь?
Как удобно выбирать мужчин, которых нет, которые наполовину, чтобы теряться в этом зазеркалье. Чтобы додумывать вторую часть, вместо того, чтобы встречаться с ней.
Так умри. Просто смотри на их посадочные талоны. Вот фамилия твоего мужа, вот её фамилия. Что ты чувствуешь? Холодно? Умирай. Проживи этот кошмар. Впусти его в себя. Знакомься. Это та часть мужа, которую ты не видела. Это всё он. И тот, который утром тебе привез арбуз. И тот, который вечером купил втайне от тебя билеты в Японию. Это всё он.
Упростись до точки. А потом из неё решай. Хочешь с ним быть? Я вижу, как твои глаза забегали. Пытаешься просчитать. Не надо загадывать на завтра, на года. Сейчас. Сегодня. Просто чувствуй и прислушивайся к своим желаниям. Это просто. Если от страха ты потеряла доступ к чувствам, не торопись. Учись выдерживать свою тревогу. Потом твой внутренний голос тебе подскажет, как поступить. Умей ждать себя. Ищи себя потерянную.
Дай расстрелять себя фактами. Откройся. Я знаю, как ты любишь сказки. Я тоже. И стихи. Но вот они билеты. Смотри. Их совместное путешествие туда, куда вы мечтали поехать 10 лет. Дай себя победить сопернице. Дай боли захватить тебя с головой. Нырни в это. Выйдешь другая. Или так и будешь прыгать поплавком, который не тонет. Ни туда, ни сюда. Не живешь, но и не умираешь. Посерединке. Как твой муж. Между двух женщин, а ты между двух миров.

Вина и ответственность


Ответственность никак не связана с управлением, контролем и виной. Это разные слова с уникальным наполнением. И совсем не синонимы. Вина и ответственность - противоположные понятия.

Какая тут можем быть мания величия, если я управляю только частью, а отвечаю за ВСЕ в своей жизни? )) тут нечем гордиться. Ворох квитанций и сплошная неопределенность на счет того, сколько мне будет еще можно жить в этом "доме".

Там, где родители сливают свою ответственность, огонь на себя берут дети. И это порой страшные трагедии, которые иногда могут разбудить взрослых людей для пересмотра своих поступков. Но лишь иногда. Часто это просто вопли и плач с жалобами, без желания узнать "про что это в моей жизни".

Пример с дорогой и штрафами.
Я не управляю всем тем, что происходит со мной на шоссе. Но я несу ответственность - плачу штраф, если происходит ДТП.

Если я собью человека, то меня могут посадить. Это смешно говорить кому то в этой ситуации "простите меня, я виновата и сейчас я просто пойду дальше смотреть сериалы".


Я плачу за все свои выборы и их последствия. Отвлеклась на телефон? Выпила алкоголь? Села за руль утомленной? Не успела затормозить перед пешеходной дорожкой? Просто задумалась или еще что.
Плати. Отвечай.


Незнание законов жизни не освобождает человека от ответственности. Платить рано или поздно все равно придется. За все свои выборы.

Без жертвоприношений



Я думала, зачем я оказалась напротив царских гробниц в Пафосе. Жила 2 месяца рядом с кладбищем важных персон и опасной воронкой в море.
Это же про смерть. Про мои отношения с ней. И да, она всегда больше. С ней не надо ни в коем случае меряться. Бороться. Проверять ее - возьмет меня или я её. Смерть мощнее меня. Априори. Она всему начало и конец.
С этим нужно просто согласиться внутри. И тогда мне не нужно будет устраивать себе мертвых союзов снаружи. Каких-то искусственно сформированных рисков.
И да, смерть можно бояться. Уважать и почитать. Я по-прежнему считаю страх и осторожность признаком здоровья. Страх смерти, уважение к ней - это условие жизни.
То, что надо, смерть возьмет сама. Неожиданно. Это главное отличие от жертвоприношений. И в этом месте мне больно, я хотела управлять. А так. Я не знаю, что и когда у меня возьмут за то, что я хочу. Просто держи, Маша, дверь открытой.
Помню, как на Кипре я зашла в продуктовый магазин после пляжа. А за мной зашел местный батюшка. Меня обдало холодом со спины. Как черная туча, он весь в закрытой одежде. Я себя почувствовала голой. Уязвимой. На мне легкий и короткий сарафан. На коже соль. Волосы растрепаны, еще мокрые после пляжа.
Я толкаю перед собой тележку, а там всякие вкусности. Полная тележка. Иду виляющей походкой в шлепках. А этот мужчина взял что-то одно и несет в руках. У него мало. Сам он в черной и закрытой обуви. Бледный и с бородой. Я загорелая и веселая. Такой контраст. Я опешила.
На острове снова и снова я возвращалась к теме религии. Мужской монастырь, маленький отдел Бога на пляже, везде я прислушивалась к себе. Пока я поняла только вот, что.
Основной посыл христианства звучит для меня так: "Откажись от жизни, чтобы не бояться смерти". Умри сейчас. И тогда люди отрекаются от простого. От житейских радостей ради духовности. Ради идеи о спасении.
Отказываются от обычной жизни, от того, что есть сейчас, ради того, что будет. Как будто обеспечивают себе будущее, вместо того, чтобы принять его. И это так про меня. Я знаю этот выбор. И сделала похожий весной. Рациональное решение.
Я снова и снова возвращаюсь в ту точку. Неужели я была не права. Кто-то усталый говорит, конечно, права. А ты счастлива? Я выбрала предсказуемость. Удобство, защищенность и комфорт. Так непривычно. Может быть чуть ли не в первый раз, вот так осознанно выбрала беречь себя. По-женски спрятаться. Только теперь я понимаю, о чем говорят люди, которые жалуются на невидимую стену, разделяющую их с миром. Периодическая потеря вкуса.
Я так думаю, это перегородка между мужским и женским во мне. Поиск согласия между верой и разумом. Между "хочу" и "надо". Между контролем и доверием. Собранностью и расслабленностью. Активностью и невмешательством. Может поэтому я затеяла парный уикенд. Может поэтому так быстро пришли люди на него. Это нужно мне. Мне нужно договориться с собой. Чтобы мужское во мне открылось женскому и наоборот.

Наверно это и есть моя ловушка сомнений.





Из комментов полезное! Наверно это и есть моя ловушка сомнений. Ведь я допускаю, что могу ошибаться. Но елки-палки! Надо же уметь и верить себе. Здраво оценивать реальность. Иногда она бывает объективная. Например, что в доме два этажа.

"Если ты это видишь, то это твоё. Другие - это зеркало". Если одно правило применять ко всем странам, то дтп не избежать. К примеру, в России не стоит ехать по правой стороне, а на Кипре как раз так и нужно.

Любую теорию можно довести до абсурда. И когда женщина найдёт чужие женские трусики в командировочном чемодане мужа, можно ей тоже сказать сказать: "Ты видишь только свое".

Да, может быть образно говоря, эти спрятанные трусы могут символизировать то, что она задвигает от себя свои эмоции. Что она не договаривает мужу о своем отношении. И тут вдруг это нижнее белье "взрывает" ее собственную ложь.

Как и в моем случае.

Но трусики то не её )) и нечего мужнины фантазии интегрировать в себя, расшатывая своё здоровье. Он может и правда не понимает, что у него две женщины. Только это его реальность и его проблемы.

Мне блин все по-честному обычно говорят и показывают. Так нет же. Я, зная, что хочу на самом деле, все-таки пытаюсь прогнуть порой мир под себя. Нет, чтобы отойти. Все равно лезу проверить в розетку гвоздиком, а есть ли так ток?

Приведу пример. Бронировала я жилье на Кипре на сентябрь-октябрь, а поскольку это нужно делать пораньше, хорошие варианты все разобрали. Осталось либо стрёмные варианты, либо запредельно дорого. Но можно было все-таки продолжить поиск.

Я признаю сейчас свою лень и нетерпение. Мне хотелось побыстрее закрыть этот вопрос. И я схватила вариант, который меня не очень устраивал.

Тревогу я закрыла. На первое время мне полегчало, вопрос то решила. Только фигушки. Жить два месяца ТАМ мне было бы не в кайф. Можно, но все-таки это изрядный компромисс. Причем он касался бы и комфорта моей дочери.

В общем, я решила отказаться от хорошего в пользу лучшего. И пошла искать второй раз. Нашла! Да, за мои метания и не способность подождать, прислушаться к своим потребностям, я заплатила двойную комиссию за жилье и за авиа-билеты. Но теперь я довольна и спокойна.

И знаете, мне было сложно признаться, что это среднее меня не устраивает. Что я претендую на большее. А потом я увидела, что мне страшно жить в красивом доме. Ведь старую мебель можно не беречь. Можно расслабиться и класть грязные ноги на диван.

Это на первый взгляд ценно. Этакая свобода. Можно не замечать, где живешь. Не придавать значимости обстановке. Подумаешь, это же временное жилище. Ну разбила стакан. Никто и не заметит. И потом за мелкие неполадки можно скидку требовать. Скандал, обесценивание, подчеркивание минусов. Суть любой торговли. Хозяин нахваливает свой товар, а ты как уточка, ноешь, но не уходишь. И глядишь, сэкономила.

Так и в отношениях. С бесчувственным людьми, которые не заметят моих манипуляций мне спокойнее. Но. С ними мертво. Они слепые, глухие и скучные. Блин. Нигде нет бесплатного сыра!

И вот так сказать другому. Ладно сказать, подумать даже, что ты кривой и крыша у тебя подтекает, поэтому я с тобой в кино не пойду. Мне страшно за себя рядом, потому что ты дорогу переходишь, а на светофор не смотришь.

Это ж получается, какая я высокомерная. Но ничего не поделать. Иначе будет не понятно с кем дружить и где жить.

Всё я побаиваюсь своей линейки. Вкусовщины своей. Себя. Выбирать страшно. Ведь выбирая одно, я отвергаю другое. А терять всегда неприятно. Вот и сижу, прячусь под ветошью, пока не взорвусь. Обычно этому способствует контакт с живым человеком, которой тоже уже свою крышечку приподнять готов. Тогда у меня шансов дальше себя обманывать не остается.

И жалость мешает. Как же он соколик близорукий на автостраду без меня? Все норовлю мир контролировать, чинить добро и бороться со злом. Божественная корона греет.

Все-таки жива любовь возить уточек на себе. В этом много силы. А быть собой - это потворствовать своим слабостям и капризам. Там почета мало.

Уф, отпустило меня!!! Ура!! Могу теперь на море и чувствовать воду, могу готовить, могу вообще чего хочу )) а раньше как будто мир померк. Вкус у еды пропал, сон беспокойный и вообще как-то маятно.

Ярость животворящая. Выдохнула. Отпустило. Чуть еще в голове звенит, но уже гораздо легче.

Мне вообще свойственна бравада: "Беру не глядя". Да, я, да мне море по колено! Этакий аванс, мол, как вы прекрасны, о чем разговор, давайте скорее подпишем. Поэтому так и раздражает эта сомневающаяся и ноющая уточка. Не верит она. Вот прям пытаюсь победить параноидную маму своей чрезмерной смелостью и принятием того, что даже и не могу на самом деле принять. А нечева с матерью соревноваться
Проверяй, соотноси, понажимай на кнопочки. Не ленись, Мари. Тебе же жить. Не маме.

Чайка


Для меня недавним открытием стал разный ракурс на отпускание. Во фразе "иди, ок, сама" каждый увидит свое. Я замечаю, что многие находят там незаинтересованность. Равнодушие из точки "мне плевать, как ты будешь жить".

Я вот думаю разница в том, что человек включается в твой процесс, сочувствует, но отпускает. Или вариант отстранения. Я не хочу знать, чувствовать, переживать за тебя.


Первый вариант затратный такой. Быть в контакте и смиряться с выборами другого. Второй, поберечь себя от боли, касаясь другого слегка. Не позволяя себя трансформировать реальностью другого. Жить в защитной капсуле. "У меня самый лучший и надежный муж, я нем так уверенна, что иногда даже скучно". "У меня самая красивая жена и я не смотрю на других женщин. Я их не вижу".

Не вижу... Потому что и не смотрю. Не хочу допустить сравнения, а значит, возможного разочарования.
Кстати, негативные иллюзии такая же удобная коробка, чтобы спрятаться от непредсказуемости."

Единственное его достоинство - это хороший секс / умение зарабатывать / хозяйственность и тп. И тогда другого просто не хотят замечать, чтобы тоже не рушить свою картину отношений. Так спокойнее, хоть и печально там.


И это такое понятное желание - стремление себя беречь от перемен. Я вот сегодня пришла в свое укромное место позагорать вдали от людей. Мне важно иметь кусочек уединения. Или даже возможность иметь его. Рассчитывать на этот пяточок песка в камнях. А там дохлая объеденная чайка. Как напоминание о том, что ничего не будет моим. И ничего не будет навсегда.

Не бывает моря без чаек. Наверно эта потенциальная точка встречи со смертью, часто неожиданной, и есть наша способность жить. Вот насколько мы открыты этой возможности, готовы ее заметить, настолько процентов и живём.

Возможно поэтому многие не решаются на "море" в своей жизни, ведь там всегда можно наткнуться на мертвую чайку - разочарование.

Если человек хочет только наслаждаться, если он не готов расчищать свое пространство от падали, то полноценного контакта с жизнью не случится. В отношениях тоже важно своевременно и методично убирать свою территорию.

Хотя я, к сожалению, иногда я вижу, что люди предпочитают осудить грязь другого. Показать пальцем, да вот же смотрите у него там что творится! Обижаются, что волны близости выкидывают на берег разное.

А нам показывают лишь то, на что пришло время посмотреть. И тут выбор за каждым. Что делать дальше с увиденным.

Я сначала отпрянула с брезгливостью. А потом взяла этот трупик за ногу и выкинула в мусорку.

Зачем мужчинам война

·

- Маша, как ты думаешь, зачем мужчинам война?

- Может, чтобы проливать кровь? У них же нет менструации. Мы женщины каждый месяц проживаем внутреннюю войну и смерть - обновление.

- Очищение через кровопускание? Да... Как будто для баланса. Одни умирают, чтобы другие рождались.

- Мы люди так устроены. Наверно так будет всегда. А когда так не будет, мы вымрем. Нас убьет мораль.

Давно не виделись здравствуй


В общем, с тех пор, как я отпустила маму на волю вольную, ко мне вернулась моя биполярочка. Видимо, место освободилась. Бегала, бегала я от нее. А теперь лицом повернулась. Захотелось занырнуть в эту черную жижу. С головой.

Вот и занимаюсь теперь только собой. Всё моим стало.
При том, что бывает тяжело, я так предчувствую, что эта та самая черная ночь перед рассветом. Остальное я себе уже присвоила. Пусть приживается во мне ведьмуля. Я с любовью и бережностью к этой кикиморе болотной. Я заметила, что её слезы стали горячими. А раньше я чувствовала холод и брезгливость от неё. Оживает потихоньку эта часть. Вот такие дела.
https://www.youtube.com/watch?v=kduSh69DJw4

Секретный мир


Хорошо, мама, я долго бежала от реальности. Привычка прятаться от безысходности делала меня слепой, уязвимой.


Ты действительно больна. И я ничего не могу с этим сделать, пока ты сама не захочешь жить.
Недавно я сдалась ей. Мама.

Ее готовность воевать с пространством сильнее моих желаний наладить ее мир.
И это её мир.

Я больше не хочу спасать маму. Держать нашу связь изо всех сил. И всё стало рушиться.
Мой привычный мир.

С тех пор, как я научилась опускать руки. Не мочь. Я потеряла множество контактов.

Я теоретически знала, что модель взаимоотношений с мамой ложиться шаблоном на отношения со всеми людьми. И по мере продвижения терапии, я теряла и теряла друзей, знакомых, любимых, коллег, терапевтов. Тех, кого нужно было поддерживать в обязательном порядке в их картине мира. Или же мне становилось рядом скучно, поскольку играть именно в эту игру мне было не интересно.

Мама.
Она ловила меня на гордыню девочки, которую посвятили во взрослые дела. Я так уважала себя, что способна утешить маму. Поддержать ее. Я ее выслушивала. Я научилась стабилизировать ее состояние уже в дошкольном возрасте.

Я возомнила себя мессией по ее спасению и разлюбила играть. Зачем мне подруги, когда меня ждут великие дела дома! Какие могут быть классики, резиночки и велосипед, если на карту поставлена жизнь человека?

Пафос семейной трагедии я превратила в вечный огонь, у которого грела руки. А в доме было холодно часто.


Игра в маму с мамой стала моей отдушиной. Жить своей жизнью в той обстановке, которая была у меня в семье было сложно. Невыносимо. И тогда проще стать арбитром, вознестись над полем игроков. Папа давал мне алименты на брата и сестру, а мама была у нас ненормальной, которой нельзя доверить ни денег, ни детей. Вот я представляю, что я о себе возомнила.

Такая гордыня помогла мне выжить в жестких условиях, но потом стала моей гирей на ногах. И тянула меня на дно.

В последние годы, я часто задумывалась о том, зачем это люди поворачиваются ко мне именно темной, психопатичной стороной? Причем, окружение персонажей не видели ЭТУ сторону. Тайный слив. Я владелица детских стыдных секретиков. Это как быть начальником тюрьмы.

Я иногда просыпаюсь от ужаса и боли в ногах. У меня сводит мышцы от страха.
Когда мне было около 4-5 лет мама говорила мне, что не хочет жить. И готова выпрыгнуть с балкона. Высоты я боюсь. И потерять маму тоже. Я жила в постоянном страхе потери и активном поиске средства против нее.

Я проиграла. Я бессильна.

Мое решение больше не останавливать маму никак не унимает моей тревоги. Моей боли от осознания ситуации. От постоянного страшного фона. Скорее наоборот. Ей одиноко, страшно. Она никому особо не нужна, так как испортила со всеми родственниками отношения.

Моя мама ищет смерти. К сожалению, я вижу, как она провоцирует пространство на насилие по отношению к себе. В последнее время, мама даже может начать драку в каком-нибудь ЖЕКе. Уже однажды ее увозили в полицию. И я понимаю, что тот, кто ищет смерть, обычно ее находит.

Мне так страшно от этого. Это неподъемная тяжесть для меня. Такая правда. И в то же время — это чужое решение.

Многие годы меня держало то, что мама психически не здорова. И она часто не отдает себе отчет в том, что делает и говорит. Это, как наблюдать пьяного человека, гуляющего по карнизу. Но законы мироздания пишутся для всех, а не только для тех, кто умеет читать. Безжалостность реальности в том, что ответственность за свои поступки несешь в любом случае. Хочешь ты или нет. Пьяный ты или трезвый. В осознанности или в психозе.

- Мне больно, мама. Я больше так не могу. У меня не осталось сил.
- Ишь какая нежная. Ты же психолог! И ты моя дочь, я тебя для чего рожала?
- Я не знаю, для чего. Для тебя я не психолог. Мама, иди ты на хер со своим ядом. Я не хочу больше его делить с тобой. Он твой! Те объемы, что ты выдаешь, это слишком много для меня! И да, я твоя дочь, а не наоборот.

Мне жаль, если она захлебнется. Моя мама бывает нежной, доброй, веселой, игривой. Я очень скучаю по такой маме, к которой можно было в детстве прижаться. Но так часто она бывает злой и жестокой. В маме так много этой боли, что она свела её с ума.

Я смотрела вокруг. И видела мужчин, которые выбирают себе партнерш-дочек. Я видела умных женщин, у которых были глуповатые, управляемые мужья. То есть я наблюдаю отношения, где один в роли контролирующего родителя, а другой слабый, но капризный и злой ребенок. И каждый властвует над другим, но не любит. Или так любит.

С тех пор, как я начала жалеть свою девочку, внутри себя, моя игра в дочки-матери с миром потеряла смысл. На меня навалилась страшная реальность. Я потеряла защиты идеализация/обесценивание. И стала видеть всё просто. Без вензелей и сложных объяснений.

Да, моя мама больна. И да, моей маме нравится болеть, потому что так она может делать то, что ей хочется и не отвечать за свой выбор. Это больно, страшно, но это так.

Каждый день я знаю о том, что мама ищет смерть. Что она играет с огнем.

Я благодарна всем тем психопатам, что приходили в мою жизнь и усмиряли мою гордыню.
Они, пугая меня своей неадекватностью, показывали мне мою.

Ты думаешь ты такая сильная, чтобы выдержать наше поведение?
Нет, я не могу, снова и снова отвечала я.

Меня достаточно ткнули носом в мою ограниченность.
В мою слабость.

Чтобы я сказала, точнее крикнула: «Нет». Хватит. Этого больше не повторится!
Даже если моя сохранность будет стоить жизни мамы.

Даже если мой покой и целостность будет стоить жизни любого другого человека.
Я не настолько сильная, чтобы жалеть слабых.

Травма зовет


Про гуся в кувшине, гордыню, корону жертвенности, комплекс бога и мое освобождение через принесение платы.


В прошлом году в мае я отдала группу. В этом от меня потребовалось больше. И тут уже я разозлилась. Ненасытная утроба травмы моей!

Оказалось, что надо отдать свое детище, чтобы разочароваться в боге (своем всемогуществе), который принял эту жертву. И спуститься на землю. Тогда уже не нужно заслуживать любовь у того, кто требует отдать самое дорогое для доказательств верности.

Я выбрала остаться там, где я есть. В покое, уюте и защищенности. В комфорте, достатке и при любимом деле. Пафос аскезы мне не подходит. Я хочу жить без геройства.

Я согласна на то, что я есть такая. С тем, что у меня есть. Хватит уже мне репетировать смерть. Жить хочу в непредсказуемости. Пусть будет, как будет.

Жаль, что нельзя вернуться домой обновленной, если из него не выходишь )) Приходится пройти этот круг. 12 месяцев.

Быть мне. Быть мне и как тренеру. Если я того захочу.
http://rissina.livejournal.com/363980.html

02.05.17


Второй день я хожу с этим. Вот представьте себе. Вы знаете кого-то очень давно. Всю жизнь. И привыкли следовать этому зову. На данный момент я услышала такую рекомендацию, которая, скажем так, не очень меня устраивает. И при этом мое доверие интуиции говорит мне о том, что да. Надо это сделать. Это абсурд. Как если бы вам сказали, сделать пожизненное тату на лбу, например. Цена решения высока. Я пока топчусь. Ною и торгуюсь. Это изменит мою жизнь. В корне. Мне страшно и не хочется. Я понимаю, что могу и не сделать того, что предлагают. И тогда я, как и многие люди попаду в банку. Стану, как музейный экспонат. Надежно законсервированный. Это не менее страшно для меня, чем отказаться от ценности, которую просят отдать. Так и стою на перепутье. Качаюсь. И удивляюсь простоте и безжалостности этого выбора. Я боюсь переборщить со свободой и улететь в неведомые дали, как многие мои талантливые друзья. Теперь я смотрю на календарь. Каждый день пошёл на счёт. И хочу, чтобы решение приняло меня. Уж больно мне страшно. И ничего не понятно. Выбрать банку тоже стремно, но так хотя бы есть предсказуемость. Советует мне, как обычно, смерть. И такие беседы всегда были связаны с крутыми поворотами в судьбе. Никаких тебе объяснений почему. Сделай и все. Я не знаю, что я выберу. Я всего лишь трусливый человек. По силам ли мне эта дорожка? С другой стороны, даётся вроде по возможностям. И по вере. Как же я боюсь!