Маша Мошковская (rissina) wrote,
Маша Мошковская
rissina

Masha

Masha

Вчера на погружениях сквозила эта тема. Итак, про зависть. И боязнь выйти в мир, признать свои достоинства, показать их, принимать блага и радоваться жизни.

Часто девочкам не дает раскрыться страх. Знаете, чего научены они бояться в детстве в том числе? Маминой зависти.
Игривая легкость, свежесть девочки, как нож по сердцу для женщины правильной и скованной. Женщине, зажатой эмоционально и физически, тяжело и больно наблюдать порывы ребенка. И тогда мама осекает дочку, контролирует ее, нагружает заданиями и требованиями. Это жизнь в оценочной системе с вечной угрозой критики. Сделать что-то «плохо» очень просто. Иногда достаточно радостно подпрыгнуть на улице и получишь тут же окрик: «Веди себя прилично»! Чем меньше у мамы бережного отношения к себе, тем более жестока она будет к дочери. Это не обязательно может выражаться в оскорблениях, побоях. Нет. Иногда это холодная, надменная отстраненность. Вежливое, но жесткое управления без учета личных предпочтений девочки.

А если, что вполне естественно при зажатости, у мамы с папой не очень все ладно в отношениях, то мама видит во всех женщинах соперниц. В том числе, и в дочери. Нересурсной женщине всегда всего мало. И ей тяжело видеть, как дают ласку и заботу другим женщинам. Так откликается ее внутренняя жадность чувств для своего мужчины, который сыпет комплиментами другим. Такая реакция идет даже если это взаимодействие отца с дочерью. "Я хочу быть у тебя единственной, признай меня". А на самом деле женщина не признала себя пока сама.

Бессознательно мужчина считывает гнев супруги и если он недостаточно зрел и устойчив (а в пару с инфантильной встает такой же), то он отдаляется от дочки, чтобы жена «не бросила». Девочка же замораживает себя в угоду матери, поскольку мама ей очень нужна для выживания.

Поэтому, когда клиентка, успешная и красивая, мне жаловалась, что ее не любят коллеги, я умилялась в некотором роде :) Конечно! Это же логично. Чем больше человек реализовал в себе то, что не могут или не хотят другие, тем больше он вызывает зависти. По сути зрелость женщины начинается с момента, когда она готова с одной стороны слушаться и уважать маму, а с другой - четко держать свои границы. Я – это я. И я вот такая, мама, как бы тебе тяжело не было смотреть на меня.

Чем больше у матерей внутри «нельзя» и ханжества, тем строже они к длине юбке и развлечениям дочерей. Да, иногда женщины видят в своих дочерях свои упущенные возможности. И никогда уже не вернешься в молодость. Время ушло. Это вызывает у людей состояние беспомощности, бессилия. Те, кто отказываются чувствовать, у таких женщин состояние безысходности вызывает злость, которую они приносят в общение. Это непросто, но так есть. Понимание таких явлений чуть помогает их пережить. Но это именно «чуть». И я говорила клиенткам, что дело не в том, чтобы не бояться зависти. Вообще то это нормально бояться чего-либо. А в том, чтобы проживать этот страх и продолжать жить так, как они считают нужным.

Принять ситуацию – не значит исключить боль. Принять что-то имхо – это согласиться с явлением, какие бы оно чувства и последствия не несло.

И у всех нас есть выбор. В углу, в тени просидеть – это на первый взгляд безопасно. Но скучно, голодно и серо. Выйти в центр комнаты, так тебя все увидят. Могут засмеять, а могут погладить и конфетку дать. В углу и центре есть свои плюсы и минусы. По мне так, важно увидеть их. А потом решить, где оставаться и куда пойти. И в конце концов, свобода – это когда я могу отдохнуть в уголке, когда устала и выйти к людям, когда есть такое желание.

Проблема начинается в точке запрета быть где-то. В углу или в центре.

Вчера в кафе я наблюдала пару. Точнее семью, почему написала пару не знаю. Наверно потому что семилетний сын бродил вокруг стола, как изгой. Мама на него покрикивала, чтобы он не мешал. И немедленно бросил шарик. Ходи, мол, и смотри по сторонам, не мешай. А шарик у руках ребенка маму почему то раздражал.

Муж прятался от этого всего в телефон. Супруга с немытыми волосами в сером чем-то и бесформенным оценивала взглядом каждую женщину, проходящую мимо. Ух что это был за осмотр! Такая женщина сосредоточена на контроле окружающего пространства. Она буквально ела глазами блондинку, которая пила неподалеку облепиховый час. Девушка была ее антиподом. Погружена в себя, мечтательно смотрела в окно, одной рукой поглаживала свой пушистый свитер, а другой подперла щечку. Такой интересный контраст они представляли собой. Та недовольная периодически требовала внимания от мужа, заискивая. Она превращалась в капризную девочку в этот момент. А когда подходил сын, тут же случалось преобразование в строгую училку с поджатыми губами. Я подумала, а зачем это нужно мужчине? Быть в этом? А потом поняла. А мужа и нет. Это идеальные декорации, чтобы не проявиться самому. Не общаться. Чтобы не быть. Так что такая женщина ему как раз и нужна, получается, чтобы уходить от реальности в бокал или в экран. Сын ходит и ищет отражения, хоть какой реакции от посетителей. Его ласково трепет официантка по голове, и он, как радостный щенок, оживляется, когда она подходит. Вот да. Оживляется, чтобы потом снова стать сумрачным невидимкой.

Posted by Masha Moshkovskaya on 30 окт 2018, 06:34

from Facebook
Tags: из Facebook
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments