April 19th, 2019

Masha

Masha

Смирение - это вовсе не про жертвенность для меня. Я много раз видела, как люди позволяли творить с собой, что угодно, не отвечая на вызов вселенной, снимая, тем самым, с себя ответственность за происходящее. Та же гордыня только пассивная. Соревнование, кто больше вытерпит на тему, кто из нас хуже. Быть согласным на удар вовсе не означает для меня повиснуть руками. Смирение - это жизнь без обид, но с уважением к своим и чужим границам. Смиренный - это не хронический добряк. Это искренний человек, действующий исходя из своих чувств под свою ответственность. И готовый на такое же отношение в свою сторону.

Posted by Masha Moshkovskaya on 19 апр 2019, 06:27

from Facebook

Masha

Masha

Про ограничения.

Как только человек начинает думать о ситуации, то он отключается от чувств.

Когда я слышу: "Это же смешно в его возрасте так себя вести".

И при этом она жестко чеканит слова, а через 5 минут плачет.

И кому смешно? Рациональной части, которая начиталась статей про инфантилизм, нарциссизм и т.д.

А теперь плачущая девочка и эта надменная мадам не могут договориться между собой на тему - оставаться с ним или нет.

А ведь всё просто. Если не оценивать головой, а прислушаться к своим чувствам, сразу решение придёт естественным путем.

Нельзя впихнуть невпихуемое. Если больно, то предлагаемое человеком вам не по размеру. Нет емкости ЭТО принять на данный момент.

Рисунок: Дмитрий Шелихов

Posted by Masha Moshkovskaya on 19 апр 2019, 06:38

from Facebook

Masha

Masha

«- Маша, помогите приобрести мою целостность
Я погружаюсь в себя. И вот я стою внутри себя на краю водоворота. Кругом вода, которая мощной воронкой уносится вниз, куда-то глубоко. Вокруг стоит сильный шум. Я не слышу себя. Чувствую бессмысленность стоять здесь и смотреть на все это. Процесс водоворота безостановочный, как в цеху. Кажется, что даже если обронишь камешек, крик, все унесет куда-то вниз без следа. Я падаю вниз в эту воронку. При падении пытаюсь поправить свои волосы, низ юбки. Узкий и темный коридор, а впереди комната. Закрытая дверь. Открываю. Внутри темной комнаты, согнувшись буквой «Г» с закованными руками, стояла Она. Седые волосы, уставшие глаза. Она была печальна, обижена. Я зову ее с собой, в ее освобождение. Но нет. Она не выходит, лишь усевшись на скамейку, молча, смотрит на меня, будто виня меня глазами – где ты ходишь, почему заперла меня тут? Я просила у нее прощения. Злилась на нее, на ее тупость, гордыню. Я - то думала, что проскочу по-быстрому, открою комнату, и все быстро закончится. Не получается. Придется считаться, что быстро нельзя. Почувствовала свое бессилие. Слезы. Оставив дверь приоткрытой, я стояла за дверью, поодаль. И через какое-то время, она решилась выйти. Долго прощалась со своей скамейкой, с тонким лучиком света, со всем, что объединяло ее с прежним Ее миром. Страх неизвестности. Что ее ждет впереди? И Она вышла, две ступеньки вниз. Впереди был ослепляющий солнечный свет, который залил все вокруг. Она стояла в этом свету долго-долго, купаясь в нем. Обнимала себя. Так тепло, светло. И уже никуда не хочется идти. Всё».
* С погружения

Posted by Masha Moshkovskaya on 19 апр 2019, 08:33

from Facebook